Проблемы эволюционной психологии

Проблемы эволюционной психологии

Мы в своей деятельности довольно часто сталкиваемся с таким научным направлением, как эволюционная психология. Она довольно сильно будоражит умы русскоязычных авторов, особенно тех, у кого сложилась репутация фриков (Олег Новоселов, Анатолий Протопопов, Сергей Савельев и многие другие). Мы уже писали о некоторых методологических аспектах эволюционной психологии, а также о противоречивости некоторых исследований. Данная статья дополняет нашу критику этого направления науки. В ней мы тщательно и на конкретных примерах разберем проблемы эволюционной психологии.


В то же время мы ни в коем случае не хотим сказать, что это направление бесперспективно и от него нужно отказаться. Напротив, мы надеемся на решение проблем, что сделает науку более точной и корректной.

Эволюционная психология основывается на предположении, что, по крайней мере, некоторые когнитивные механизмы человека являются адаптациями к тем условиям, с которыми он сталкивался на значительном отрезке истории своего существования.

Первый вид проблем

Это игнорирование некоторыми эволюционными психологами данных из других областей знания. Эти данные, например, могут показывать, что изучаемая черта является следствием недавних культурных изменений или экологических условий, а вовсе не биологической универсалией.

К примеру, эволюционные психологи утверждают, что женщины от природы предпочитают розовый (а также красный или оттенки близкие к нему) Hurlbert and Ling 2007, Al-Rasheed, 2015 [3]. При этом учеными игнорируются данные, которые говорят, что даже в западных культурах гендерное маркирование было как минимум смешанным. Работы Паолетти [4] указывали на это с начала 80-х годов, но до сих пор делаются попытки вернуться к идее о том, что современное гендерное распределение цветов существовало всегда (например, смотри Freethoughtblogs) [5]. Впрочем, дело даже не столько в предпочтениях розового и голубого, но и цветовом восприятии в целом. Как было показано недавно Groyecka et al 2019 [6], идея универсальных половых различий в цветовых предпочтениях не поддерживается новыми наблюдениями за племенем охотников собирателей Хандза.

Еще одним примером выступают исследования соотношения талии и бедер Девендра Сингха [7]. В своих работах он доказывает, что современные предпочтения фигуры женщин являются эволюционными. То есть определенное соотношение бедер к талии является адаптивным. Однако исторические доказательства данной гипотезы от Сингха собраны не систематически и больше похожи на выборочное представление выгодных источников [8]. Когда же проводится более систематическая работа с историческими источниками [9], становится четко видно, что современные предпочтения отнюдь не универсальны и не неизменны. По всей видимости, они являются следствием демографических, экономических, медицинских и социальных условий, а не эволюционной адаптацией.

То же самое относится к другим заявлениям, вроде предпочтения женщинами обуви на высоком каблуке. Было выдвинуто множество гипотез, объясняющих, почему женщины предпочитают каблуки [10]. Но при этом, хоть у нас и нет хорошего количественного анализа исторических данных о каблуках, есть все основания полагать, что предпочтение такой обуви женщинами является относительно молодым культурным явлением, причем сильно подверженным колебаниям в угоду моде [11].

Учитывая вышесказанное, читателям стоит обращать внимание на то, есть ли у исследователей эволюционной психологии сильные доказательства. Насколько твердо установлено, что изучаемый ими когнитивный механизм не является недавним историческим приобретением или же результатом экологических или иных условий.

Поучительно выглядят данные [12], демонстрирующие следующую мысль: даже если мы имеем некоторое количество наблюдений за индустриальными и доиндустриальными сообществами, где некий шаблон предпочтений повторяется, заявлять о биологической универсальности все равно самонадеянно. К сожалению, некоторые исследователи эволюционной психологии имеют привычку игнорировать или очень выборочно цитировать исторические данные об изучаемом ими явлении, а также излишне полагаться на ограниченный набор межкультурных исследований.

Второй вид проблем 

Это явная спекулятивность при попытках объяснить эволюционный смысл когнитивных механизмов.

Сходу приведем в пример предпочтение игрушек детьми разного пола. Мы имеем серьезные проблемы с тем, чтобы объяснить происхождение данных предпочтений и их значимость.

Объяснение предпочтений плюшевых игрушек девочками неким материнским инстинктом не поддерживается данными из приматологии, где самки по сути не имеют предпочтений ни к мягким игрушкам, ни к каким-то другим, хотя у самцов и есть некоторое предпочтение к “мужским” игрушкам [13]. Кросс-культурные данные также не подтверждают данное объяснение, так как в некоторых культурах у девочек не было более сильного предпочтения кукол, нежели машинок [14].

Объяснение предпочтений тем, что некоторые игрушки (к примеру, машинки) могут двигаться, что заставляет мальчиков ими больше интересоваться, также не подтверждается [15][16]. Объяснение через форму предмета и его цвет [17] также не удалось. Да и кросс-культурные исследования не подтверждают данное объяснение [18].

Объяснение через предпочтение девочками лиц хоть и подтверждается некоторыми исследованиями [19], является при этом противоречивым [20]. К тому же в некоторых культурах у девочек не было более сильного предпочтения кукол с лицом, нежели машинок [21].
При этом типизация игрушек в исследованиях происходит не при помощи какой-то четкой схемы, которая бы позволила достоверно объяснить смысл предпочтений, а просто на основании слов родителей, или же такая типизация просто копируется из предыдущих работ. Сами же исследования сосредоточены не на понимании явления, а на попытке хоть как-то доказать биологическое происхождение или хотя бы влияние биологии на предпочтения.

Вот еще один пример спекулятивных объяснений, которые не выдержали проверки временем. Речь идет об упомянутой нами теории Сингха, которую пытаются объяснить через связь между фертильностью и соотношением талия-бедра, а также через связь между здоровьем и соотношением талия-бедра. Оба объяснения относительно недавно были опровергнуты [22].

Стоит, конечно, упомянуть, что этими же авторами предложено альтернативное объяснение привлекательности определенного соотношения талия-бедра, вполне вписывающееся в канву эволюционной психологии: соотношение талия-бедра сигнализирует о том, что женщина является половозрелой, что она не рожала и что ее тело накопило много важных для размножения ресурсов [23] — впрочем, это объяснение также надлежит проверить.

Очередным примером являются попытки объяснить предпочтение симметричных, диморфных по полу и усредненных лиц. Они якобы являются сигналами о хороших генах и общем здоровье. Новые данные эти объяснения не подтверждают [24].

Читателю стоит обратить внимание на тот факт, что даже если некое явление подкрепляется массивом научной литературы того или иного качества, доказывающей биологическое происхождение или влияние на какой-либо когнитивный механизм — это еще не значит, что мы знаем, почему оно появилось, зачем оно существует и каковы его последствия.

Важна форма постановки задачи. Корректнее было бы выдвигать ее примерно так: “определить некую адаптивную проблему или проблемы, которые точно присутствовали у человека, и на их основании попытаться предсказать наличие некого когнитивного механизма или некой особенности уже известной черты”.
Вместо этого постановка нередко такая: “взять уже известную черту и гадать, какая адаптационная проблема к ней привела”. К примеру, раз женщины сейчас носят каблуки, значит что-то когда-то в нашей эволюции их к этому сподвигло. Таким образом, объяснения превращаются в безудержные спекуляции и попытки оправдать свое исследование. Стоит внимательно относиться к обоснованности гипотез, которыми объясняют различие, так как, даже если принять за факт биологическое происхождение чего-либо, это не отвечает на вопрос о функциях и последствиях. Да и отсутствие внятного эволюционного смысла ставит под вопрос доказательства эволюционного происхождения.

Третий вид проблем

Это проблемы с разнообразностью выборки [25]. Они являются общими для всех областей психологической науки, и эволюционная психология тут не исключение.

Абсолютное большинство выборок (81% в ведущих журналах эволюционной психологии «Evolution & Human Behavior» и «Evolutionary Psychology» в 2015-2016 годах) состояли из взрослых людей из западных развитых обществ.

Преобладание образцов из западных развитых обществ — это проблема, так как для обнаружения человеческих универсалий нам требуется сравнивать людей из разных экологических и социально-культурных условий.

Как было показано, люди не из западных сообществ по-другому себя ведут в экономических поведенческих играх (которые используются, к примеру, для исследования чувства справедливости и сотрудничества). Также была показана существенная разница в области моральных рассуждений между западными и не-западными выборками людей [26].

Следующая проблема с выборками в эволюционной психологии — это тот факт, что 44% выборок являются студенческими. Имеются доказательства, что эффекты в исследованиях на студентах отличаются размерами и даже направлением от исследований на более дифференцированных выборках [27]. И хотя у Питерсона речь идет о социальной психологии, нет никаких оснований считать, что исследования исключительно на студентах не являются такой же проблемой и для эволюционной.

Третьей проблемой является использование выборок, сформированных в интернете. Таких здесь около 25% от общего числа. Проблема состоит в том, что во многих странах доступ к интернету есть лишь у небольшого количества людей, что ограничивает репрезентативность онлайн-выборок из таких стран.

Само собой, ограничение выборок не делает работу бесполезной, но накладывает ограничения на возможность обобщения выводов, сделанных в рамках таких исследований.

Четвёртый вид проблем

Это воспроизводимость ключевых и часто цитируемых результатов. На данный момент, по всей видимости, нет никаких крупных инициатив, которые тестировали бы эволюционную психологию на воспроизводимость ее классических и прочих результатов [28]. Зато в последнее время появилось немало провалов репликации. К примеру, многие исследования влияния овуляции на женские предпочтения провалились [29][30][31][32][33][34][35].

Предрегистрация — это очень важная вещь, которая, во-первых, позволяет отслеживать результат работы вне зависимости от того, захотят ли сами исследователи ее публиковать. А во-вторых, не позволяет подкорректировать методы под данные, потому что все сообщается заранее, включая количество сравнений и прочие подробности. Это сильно затрудняет манипуляцию данными (p-hacking).

Именно такие исследования нанесли довольно сильный удар по “good genes ovulatory shift hypothesis”, что можно перевести на русский, как “гипотеза о влиянии овуляции на выбор мужчин с лучшими генами”. Хотя заметим, что имеются противоречия. К примеру, существует исследование [36], в ходе которого не нашли связи между циклом и предпочтением более мускулистых тел. Чуть позже, используя данные Юнгера, был проведен реанализ [37], который нашел свидетельства того, что женщины все же начинают предпочитать более мускулистых мужчин.

Но надо понимать, что реанализ чрезвычайно чувствителен к способу анализа данных (какой статистический критерий выбрать, какие процедуры, как скомпоновать данные и т.д). Можно нарочно выбрать такой, при котором вероятностью обнаружить желаемый авторами результат повышается.

Есть обоснованное подозрение, что этим и злоупотребили в Gangestad at al 2019 [38]. Это косвенно подтверждают Stern at al. 2019[39] и Jones at al. 2019 [40], которые провели специальный анализ и выяснили, что почти все остальные разумные альтернативы тому выбору, что сделал Gangestad, значимого результата не дают. А именно выбор Gangestad почему-то дал.

Но вернемся к репликациям. Не были воспроизведены результаты исследований влияния красного цвета на привлекательность [41]. Недавно был провал репликации исследования ревности у мужчин. В эволюционной психологии есть такое предположение, что ревность у мужчин зависит от доминирования соперника, тогда как ревность у женщин зависит от физической привлекательности соперника. В новом исследовании нашли только небольшой размер эффекта влияния на ревность привлекательности соперника у женщин и не нашли доказательств влияния доминирования на ревность у мужчин [42].

Косвенным доказательством проблем с предполагаемой воспроизводимостью является результат недавнего мета-анализа. Речь идет о врожденном страхе к змеям и паукам. Так вот, мета-анализ показал, что литература, демонстрирующая наличие у людей врожденного страха, имеет очень сильное публикационное смещение (то есть если исследователи находили эффект, то работа публиковалась; если же нет — то ее не публиковали). Разумеется, из-за этого она не может служить сильным доказательством наличия у человека подготовленного страха [43].

Также было показано, что исследования эффекта от просмотра изображений привлекательных представителей противоположного пола на желание покупки тоже подвержены сильному смещению. По итогу, данный эффект скорее всего не существует [44][45].

Выше я упоминал результаты исследований, пытающихся объяснить эволюционный смысл предпочтения симметричных, диморфных по полу и усредненных лиц. Как вы уже, наверное, догадались: они также не воспроизводятся в новых работах.
Нельзя не упомянуть и о проблемах с подтверждением так называемого “эффекта Золушки” [46]. Суть этого феномена в том, что приемные родители убивают своих детей чаще, чем родные. Так ли это — пока неясно.

Описанные выше проблемы касаются не только эволюционной психологии, а большинства наук в принципе. Но, разумеется, эволюционная психология — не исключение. Здесь также существует кризис воспроизводимости, и нужно искать крупные предрегистрированные исследования, которые сейчас являются даже лучшим выбором, чем мета-анализы. По большинству же утверждений у нас в лучшем случае есть некоторые основания так считать, а в худшем — сплошные несостыковки и провалы репликации.

Итог

С учетом вышеизложенного, я советую всегда держать в уме тот факт, что для доказательства биологического происхождения того или иного поведения нужны довольно основательные данные из целого ряда дисциплин (от истории и антропологии до межвидовых сравнений). Зачастую эволюционным психологам не хватает систематичности в данном вопросе. Исторические данные цитируются выборочно или не цитируются вовсе, межкультурные сравнения с доиндустриальными сообществами и филогенетические сравнения зачастую скудны или вовсе отсутствуют. К примеру, судя по всему, наличие универсальной гендерной разницы в предпочтении игрушек почти не тестировалось в доиндустриальных обществах. Печальные последствия скудности межкультурных сравнений с доиндустриальными обществами ярко проиллюстрированы в ранее упоминаемой работе Groyecka et al 2019 [47].

Также помните, что отсутствие внятного обоснования эволюционного смысла явления наталкивает на серьезные сомнения в его эволюционном происхождении. А это отнюдь не редкость в работах эволюционных психологов.

И, напоследок, не забывайте о кризисе репликации. Нам нужны новые предрегистрированные исследования, так как даже довольно респектабельные области получали сильнейший удар в ходе попыток независимого воспроизведения их исследований.

Надеюсь, данная статья поможет нашим подписчикам более критично взглянуть на эволюционную психологию.

Статья Алексея Стукальского для группы EQUALITY [1]. Вычитали Кристина Шарло и Елизавета Романова. Редакция Наталии Бутковой.
В первую очередь я опираюсь на методологические заметки Эдуарда Мачери [2] о том, как делаются открытия в эволюционной психологии. В этих рамках я и буду выдвигать свои замечания.
Источник: EQUALITY

 



1. URL: https://vk.com/g_equality

2. URL: https://pdfs.semanticscholar.org/…/e6428a3d497f49245e79445e…

3. URL: https://www.sciencedirect.com/…/artic…/pii/S096098220701559X

4. URL: https://vk.com/wall-64367994_213910

5. URL: https://freethoughtblogs.com/…/all-berries-were-pink-in-th…/

6. Groyecka, Witzel, Butovskaya, Sorokowski (2019). Similarities in Color Preferences Between Women and Men: The Case of Hadza, the Hunter-Gatherers From Tanzania

7. Singh D (1993). Adaptive significance of female physical attractiveness: role of waist-to-hip ratio.

8. Devendra Singh, Peter Renn and Adrian Singh (2007). Did the perils of abdominal obesity affect depiction of feminine beauty in the sixteenth to eighteenth century British literature Exploring the health and beauty link.

9. Jeanne Bovet and Michel Raymond (2015). Preferred Women’s Waist-to-Hip Ratio Variation over the Last 2,500 Years.

10. David M. G. Lewis, Eric M. Russell, Laith Al-Shawaf, Vivian Ta, Zeynep Senveli, William Ickes and David M. Buss (2017). Why Women Wear High Heels: Evolution, Lumbar Curvature, and Attractiveness.

11. Amber k (2015). The History of the High Heel Sex, Gender and Status.

12. Groyecka A, Witzel C, Butovskaya M, Sorokowski P (2019). Similarities in Color Preferences Between Women and Men: The Case of Hadza, the Hunter-Gatherers From Tanzania.

13. Christina L. Williams and Kristen E. Pleil (2008). Toy story: Why do monkey and human males prefer trucks? Comment on “Sex differences in rhesus monkey toy preferences parallel those of children” by Hassett, Siebert and Wallen.

14. Davis, J. T. M. (2019). The role of culture in children’s sex-typed preferences for colours, toys, and affordances: A systems theory approach.

15. Lisa M. Dinella, Erica S. Weisgram, Megan Fulcher (2016). Children’s Gender-Typed Toy Interests: Does Propulsion Matter?

16. Davis, J. T. M. (2019). The role of culture in children’s sex-typed preferences for colours, toys, and affordances: A systems theory approach.

17. Vasanti Jadva, Melissa Hines, Susan Golombok (2010). Infants’ Preferences for Toys, Colors, and Shapes: Sex Differences and Similarities.

18. Davis, J. T. M. (2019). The role of culture in children’s sex-typed preferences for colours, toys, and affordances: A systems theory approach

19. Jennifer Connellan, Simon Baron-Cohen, Sally Wheelwright, Anna Batki, Jag Ahluwalia (2000). Sex differences in human neonatal social perception.

20. Paola Escudero, Rachel A. Robbins, Scott P.Johnson (2013). Sex-related preferences for real and doll faces versus real and toy objects in young infants and adults.

21. Davis, J. T. M. (2019). The role of culture in children’s sex-typed preferences for colours, toys, and affordances: A systems theory approach.

22. William D. Lassek, Steven J. C. Gaulin (2018). Do the Low WHRs and BMIs Judged Most Attractive Indicate Higher Fertility?

23. William D.Lassek, Steven J.C.Gaulin (2019). Evidence supporting nubility and reproductive value as the key to human female physical attractiveness.

24. Alex L. Jones, Bastian Jaeger (2019). Biological Bases of Beauty Revisited: The Effect of Symmetry, Averageness, and Sexual Dimorphism on Female Facial Attractiveness.

25. Thomas V. Pollet, Tamsin K. Saxton (2019). How Diverse Are the Samples Used in the Journals ‘Evolution & Human Behavior’ and ‘Evolutionary Psychology’?

26. Joseph Henrich, Steven J. Heine and Ara Norenzayan (2010). The weirdest people in the world?

27. Robert A. Peterson (2001). On the Use of College Students in Social Science Research: Insights from a Second‐Order Meta‐analysis.

28. Peter K. Jonason (2017). The Grand Challenges for Evolutionary Psychology: Survival Challenges for a Discipline.

29. Tatu Erlin (2016). The Congruency Hypothesis Revisited: A Reassessment of the Association between Hormonal
Contraception, Sexual Satisfaction, and Relationship Satisfaction.

30. Marcinkowska UM, Galbarczyk, Jasienska (2017). La donna è mobile? Lack of cyclical shifts in facial symmetry, and facial and body masculinity preferences-A hormone based study.

31. Liana S. E. Honea, Michael E. McCulloug (2018). Are Women More Likely to Wear Red or Pink at Peak Fertility? Close and Conceptual Replications with Novel Clothing Color Measures.

32. Julia Stern Tanja Gerlach Lars Penke (2018). Probing ovulatory cycle shifts in women’s preferences for men’s behaviors.

33. Benedict C.Jones, Amanda C.Hahn, Lisa M.DeBruine (2019). Ovulation, Sex Hormones, and Women’s Mating Psychology.

34. Iris J. Holzleitner, Julie C. Driebe, Ruben C. Arslan, Amanda C. Hahn, Anthony J. Lee, Kieran J. O’Shea, Tanja M. Gerlach, Lars Penke, Benedict C. Jones, Lisa M. DeBruine (2019). No evidence that inbreeding avoidance is up-regulated during the ovulatory phase of the menstrual cycle.

35. Van Stein KR, Strauß B, Brenk-Franz K (2019).
Ovulatory Shifts in Sexual Desire But Not Mate Preferences: An LH-Test-Confirmed, Longitudinal Study.

36. Julia Jünger, Natalie V. Motta-Mena, Rodrigo Cardenas, Drew Bailey, Kevin A. Rosenfield, Christoph Schild, Lars Penke, David A. Puts (2018). Do women's preferences for masculine voices shift across the ovulatory cycle?

37. Steven W.Gangestad, Tran Dinh, Nicholas M.Grebe, Marco Del Giudice, Melissa Emery Thompson (2019). Psychological cycle shifts redux: Revisiting a preregistered study examining preferences for muscularity.

38. Steven W.Gangestad, Tran Dinh, Nicholas M.Grebe, Marco Del Giudice, Melissa Emery Thompson (2019). Psychological cycle shifts redux: Revisiting a preregistered study examining preferences for muscularity.

39. Julia Stern, Ruben Arslan, Tanja Gerlach, Lars Penke (2019). No robust evidence for cycle shifts in preferences for men's bodies in a multiverse analysis: A response to Gangestad et al.

40. Benedict Jones, Lisa DeBruine, Urszula Marcinkowska (2019) Assessing the evidentiary value of secondary data analyses: A commentary on Gangestad, Dinh, Grebe, Del Giudice, and Thompson.

41. Jordan R. Wagge, Cristina Baciu, Kasia Banas, Joel T. Nadler, Sascha Schwarz, Yanna Weisberg, Hans IJzerman, Nicole Legate, Jon Grah (2019). A Demonstration of the Collaborative Replication and Education Project: Replication Attempts of the Red-Romance Effect.

42. Thomas Pollet, Tamsin Saxton (2019). Jealousy as a Function of Rival Characteristics: Two large replication studies and meta-analyses support gender differences in reactions to rival attractiveness but not dominance.

43. Gaëtan Mertens, Iris Engelhard (2019). A systematic review and meta-analysis of the evidence for unaware fear conditioning.

44. Shanks, David R., Vadillo, Miguel A. (2019). Still no evidence that risk-taking and consumer choices can be primed by mating motives: Reply to Sundie, Beal, Neuberg, and Kenrick.

45. Shanks DR, Vadillo MA, Riedel B, Clymo A, Govind S, Hickin N, Tamman AJ, Puhlmann LM (2015). Romance, risk, and replication: Can consumer choices and risk-taking be primed by mating motives?

46. Nobes, G., Panagiotaki, G., & Russell Jonsson, K. (2019). Child homicides by stepfathers: A replication and reassessment of the British evidence.

47. Groyecka A, Witzel C, Butovskaya M, Sorokowski P. (2019). Similarities in Color Preferences Between Women and Men: The Case of Hadza, the Hunter-Gatherers From Tanzania.

Видео

Ещё видео
Watch the video

Хомо Сапиенс

Показать ещё

Медиа-карантин

Показать ещё

Большасць людзей хоча: мець простыя адказы на складаныя пытанні – падзяліць усё на дабро і зло; пачуць пацвярджэнне сваім стэрэатыпам; адчуваць прыналежнасць да вялікай...

Ёсць уяўленні і нават цэлыя сістэмы перакананняў, якія вельмі падобныя да праўды, але за якімі не стаіць нічога акрамя (сама)падману, аблуды, прагі...